А что если это была не она?

Он стоял и смотрел на дождь за окном. 

Сказать по правде, размер ноги - не самый надежный способ... Что если нашлась другая девушка с маленькой ножкой? Ведь общались они на балу всего каких-то пару часов, ночью, при неверном свечном освещении, и не сказать чтобы на трезвую голову. Потом погоня, гонцы с туфелькой, радостная весть. Он был так счастлив! Свадьбу сыграли без промедления, затем начались свадебные путешествия по всем ближним и дальним королевствам - визиты, аудиенции, торжественные приемы. Он и опомниться не успел, как стал отцом, а вскоре и унаследовал королевство, забот стало еще больше. Он не стал великим правителем, не вел войн и больших достижений в экономике тоже не было, лишь обычная рутина и периодически напряженные отношения с соседями. Всё как у всех, в общем.

Время никого не щадит. И хрустальная туфелька на почетном месте в серванте давно превратилась в милый пыльный сувенир, и никому не придет в голову попытаться ее примерить. И супруга давно уже не та хрупкая смущенная девочка. И он сам, конечно, тоже изменился - потолстел, полысел. А всё же... Что если это была не она? Ведь не спросишь теперь: “Скажи, дорогая, тебя ли я встретил на балу четверть века тому назад? Не от тебя ли так чудесно пахло тогда тыквой?”


О необходимости транснациональной демократии

Оказывается, 77% жителей Германии одобряют политику Эммануэля Макрона, а 78% жителей Франции одобряют политику Ангелы Меркель. В своих странах эти политики сейчас крайне непопулярны. Неужели мне одному приходит в голову очевидный вывод? Ребята, ну поменяйтесь же. Бред? А если нет?

Дорогое мировое правительство, есть же гениальный выход из нынешних политических тупиков, когда население вынуждено выбирать между собственными олигархами и популистами, потому что никому другому пролезть на политический Олимп страны они просто не дают. Вот в спорте вовсе не зазорно нанимать тренеров и игроков из других стран, и те стараются на совесть, потому что их работа отражается на репутации и дальнейшей карьере. Почему бы не пойти дальше и не продвинуть идею транснациональной демократии?

Collapse )

Мое новое приложение

Опубликовал новое android-приложение «Контроль расходов: Сколько я могу потратить?». Приложение использует нестандартный подход к контролю расходов: считаем не расходы, а оставшиеся средства, сами расходы заносить не требуется!

Это полностью мой проект, от задумки до реализации, делал для себя в первую очередь (Android SDK, Kotlin, Room Persistence Library, интерфейс на русском и английском языках)

https://play.google.com/store/apps/details?id=pravbeseda.spendcontrol

Две замечательные цитаты из "Анны Карениной", на память

"Если и была причина, почему он предпочитал либеральное направление консервативному, какого держались тоже многие из его круга, то это произошло не оттого, чтоб он находил либеральное направление более разумным, но потому, что оно подходило ближе к его образу жизни. Либеральная партия говорила, что в России все дурно, и действительно, у Степана Аркадьича долгов было много, а денег решительно недоставало. Либеральная партия говорила, что брак есть отжившее учреждение и что необходимо перестроить его, и действительно, семейная жизнь доставляла мало удовольствия Степану Аркадьичу и принуждала его лгать и притворяться, что было так противно его натуре. Либеральная партия говорила, или, лучше, подразумевала, что религия есть только узда для варварской части населения, и действительно, Степан Аркадьич не мог вынести без боли в ногах даже короткого молебна и не мог понять, к чему все эти страшные и высокопарные слова о том свете, когда и на этом жить было бы очень весело".

"Степан Аркадьич был не только человек честный (без ударения), но он был чéстный человек (с ударением), с тем особенным значением, которое в Москве имеет это слово, когда говорят: чéстный деятель, че'стный писатель, чéстный журнал, чéстное учреждение, чéстное направление, и которое означает не только то, что человек или учреждение не бесчестны, но и они способны при случае подпустить шпильку правительству".

"Христианский халифат"

В принципе этого можно было ожидать, но все равно как снег на голову свалилось доморощенное "Христианское государство". Ребята решили попиариться на кровавой известности ИГ, придумали его "православный аналог", на радость журналистской братии ностальгируют по Ивану Грозному, лукаво намекают на поджоги, переломы и сажание несогласных на кол: "нет, это не мы, мы только предупреждаем, не стоит дразнить верующих". Ага, вот мы какие, оказывается, верующие, впору в клетку сажать с табличкой "Не дразнить!".

Когда началась вся эта история с "Исламским государством", я все удивлялся, почему молчат мусульмане. Под флагом ислама творятся такие дикие преступления, а остальные мусульмане словно существуют в какой параллельной реальности, лишь продолжают твердить, что их религия - религия мира. Теперь эта муть поднимается и у нас, и мы тоже молчим.

Нельзя молчать. Безнаказанность порождает вседозволенность. Ни "Христианское государство", ни "Божья воля", ни какие-либо другие "правсомольцы" не имеют права говорить от имени верующих, угрожать и запугивать от имени верующих. Их необходимо строго осадить сейчас, чтобы эти клоуны не превратились в завтрашних погромщиков и линчевателей. А с молодежью надо бы работать, надо направить их энергию в правильное русло.

Музыка

У одного дядечки внутри постоянно играла музыка. Когда ему было грустно, мелодия была печальной, а когда весело - играли марши. Беда была в том, что у него не было слуха. Совсем. Музыка, которая была удивительно прекрасной у него внутри, наружу выходила очень фальшивой. Он это отлично понимал и потому старался не напевать на людях, держать музыку в себе. И это делало его несчастным.

Но однажды он встретил ее. Она смогла узнать в его робком неверном напеве ту настоящую мелодию, которая играла у него внутри. Может быть потому, что она умела слушать. А быть может, у нее тоже не было слуха...

Журналистика

Очень часто, рассуждая о братоубийственных конфликтах, ставят вопрос о столкновении воинской дисциплины с человеческой совестью, о праве солдата не исполнять преступные приказы. Но мало кто рассматривает под этим углом работу журналистов. Любая братоубийственная война невозможна без предварительной поляризации общества, без разделения на “мы” и “они”. Именно это и делает многочисленная журналистская братия с обеих сторон. Более честные из них стараются не лгать, но умалчивание части правды, тенденциозность - та же ложь, отражение в кривом зеркале, искажающее реальность. Можно много рассуждать о преступных правителях и агрессивных командирах, но без журналистов многие горячие точки просто не разгорелись бы.

“Журналистика - это лекарство, порождающее болезнь” (Грегори Дэвид Робертс).